57642a5c     

Меттер Израиль Моисеевич - Челюсть



Израиль Моисеевич Меттер
Челюсть
Студентка второго курса медицинского института Таня Березина держала в
руках череп и, заглядывая в учебник, экзаменовала свою подругу Марусю
Фомину. Был одиннадцатый час ночи, девушки уже давно устали после целого дня
лекций и непрерывной домашней зубрежки; прибежав из института, они наскоро
проглотили еду и вот уже часа четыре подряд экзаменовали друг дружку,
готовясь к завтрашнему зачету.
- Больше невозможно, Танька! - простонала Маруся Фомина. - Я уже
ничего не соображаю... Все равно мы провалимся...
- Возьми себя в руки! - сказала Таня. - Не распускайся... Хочешь
крепкого чаю?
Она налила подруге и себе черного чаю из чайника, стоявшего на полу, -
весь стол был завален раскрытыми книгами и конспектами; девушки быстро,
залпом выпили этот страшный напиток и продолжали зубрить.
В углу комнаты возился пятилетний брат Тани - Петька. Ему уже давно
полагалось идти спать, но он заигрался, а старуха нянька разговаривала в
соседней комнате с зубным техником Осипом Андреевичем. Осип Андреевич жил в
этой же квартире и еще месяца полтора назад обещал няньке сделать по дешевке
вставную челюсть. Старуха накопила денег, и сегодня техник принес ей после
работы обновку.
- Прикус у вас теперь будет правильный, - говорил он няньке, залезая
ей толстыми пальцами в рот. - Остерегайтесь только, бабуся, жевать свежий
теплый хлеб: он очень липнет к пластмассе и может отодрать пластинку...
- А сухари? - спросила нянька каким-то не своим голосом, оттого что
весь рот оказался вдруг переполненным и растянутым. - Твердые тела можно,
- сказал техник. - Дугообразное построение неба придает пластмассе
крепость. Только, конечно, не набивайте рот до отказа. Пожуйте сейчас при
мне что-нибудь для пробы. Нянька взяла из буфета кусок колбасы. - Ну как?
- спросил Осип Андреевич. - Смелее, смелее, бабуся!..
С настороженным лицом няня ела колбасу. Деньги, приготовленные для
расплаты, она держала зажатыми в мокром кулаке.
- Можете посмотреться в зеркало, - предложил ей техник.
Старуха отдала ему деньги, и он ушел. Она посмотрелась в зеркало,
постучала новыми зубами, растерянно улыбнулась сама себе и перекрестила рот.
Войдя в комнату к Тане, няня сказала: - Танечка, посмотри, какие мне Осип
Андреевич зубы сделал.
Таня рассеянно посмотрела и обратилась к Марусе: - Вот завтра нас как
спросят строение челюсти, а мы даже в конспект не заглядывали... Я лично
сегодня спать ни за что не лягу!..
Забрав Петьку, няня увела его спать. Раздеваясь, он с любопытством
посматривал на нее: у нее было чужое лицо и чужой голос. С непривычки он
даже обратился к ней на "вы":
- Вы только обязательно разбудите меня, когда Мишка утром придет: он
обещал перед школой забежать.
Миша жил в этом же доме и учился во втором классе. Несмотря на то что
он был года на три старше Петьки, они дружили. Дружба, правда, со стороны
Петьки была немножко подобострастная: он все время боялся потерять своего
старшего приятеля и иногда заискивал перед ним.
Утром они сидели во дворе на скамейке и разговаривали; до школы
оставалось два часа, - Миша учился во вторую смену.
- У меня сегодня времени мало, - сказал Миша. - Рассиживаться
особенно некогда. - А что? - спросил Петька. - Ты не поймешь! - А ты
скажи, я постараюсь... - Да экзамены у нас начинаются. Неохота двойки
таскать: мать очень переживает.
- Конечно, - с жаром согласился Петька. - У меня Танька сегодня ночь
не спала, у нее тоже экзамены. - Да какие у нее экзамены! - вздохнул



Назад